Приёмный родитель. Проблемы.

Любимцева Ю.С., Щурова М.М.

Дети-сироты: обычные и необычные дети. Проблемы, с которыми может столкнуться приемный родитель.

Поведение приемного ребенка может отличаться от поведения ребенка, выросшего в благополучной семье. Поэтому воспитание приемных детей должно строиться на понимании психологии детей, перенесших психологическую травму в раннем возрасте. В таком случае приемным родителям недостаточно опыта собственного отцовства или материнства, необходимо специальное обучение и объяснение психологии детей, переживших потерю родителей.

Многие кандидаты в приемные родители говорили, приезжая в "Китеж": мы уже воспитали своих троих, сумеем справиться и с этими!

Однако любой опытный приемный родитель скажет, что у ребенка-сироты есть отклонения или особенности в способах восприятия событий жизни, эмоциональных и поведенческих реакциях, ценностных установках.

И, увы, опыт наших приемных родителей и научные исследования показывают, что очень часто знания, которые уже есть у родителей, не только не помогают, но и вредят, поскольку перед нами ребенок, выросший в проблемном социальном окружении, его поведение только внешне похоже на обычные реакции ребенка, которого родитель уже воспитывал. Ребенок, воспитанный в благополучных условиях, испытывает интерес к миру, новым возможностям, стремится к новым впечатлениям, ищет общения, жаждет быть принятым и хочет получить одобрение. Чаще всего он привлекает к себе внимание путем достижения какого-то результата: я смог, я сделал, я справился. Встречаясь с трудностями, он либо самостоятельно их преодолевает, либо обращается к вам.

Он знает, что если разбил чашку, то папа будет сердиться, но это не будет продолжаться долго и не заставит его сомневаться в родительской любви. Он примерно представляет себе границы дозволенного и недозволенного и знает, что нарушение запретов влечет за собой последствия.

Ребенок, развивающийся в благоприятном семейном окружении, испытывает самые разнообразные эмоции и чувства: радость, удовольствие, любопытство, любовь, нежность, грусть, тоску, тревогу, огорчение, ненависть, раздражение. Полнота этого спектра говорит о психологическом здоровье личности.

Включаясь во взаимодействие с социумом (сначала в семье, потом в школе, в группе сверстников, других коллективах) он учится понимать нормы и правила человеческого общества и регулировать свое поведение в соответствии с ними.

Развитие детей напрямую зависит от взаимодействия с родителями или другими значимыми людьми, которые помогают формировать социально значимые качества, необходимые для успешной жизни в обществе. Если мы хотим вырастить доброго и сильного ребенка, то поступки родителей должны демонстрировать соответствующие качества на практике. Они не пройдут мимо человека, упавшего на улице, помогут пожилому человеку, уступят место в трамвае.

В зависимости от степени полученной травмы, возраста и индивидуальных психических особенностей ребенка, его поведение, реакции, восприятие, оценки происходящего могут казаться неожиданными для нас. Травмой для ребенка является разрыв отношений с родителями (что бы ни было его причиной), психологическое, физическое, сексуальное насилие, голод, отсутствие заботы о здоровье ребенка и пренебрежение его естественными потребностями.

Психологическое насилие – такое поведение родителей, при котором он не соизмеряют силу своих эмоциональных реакций, могут оскорблять, унижать словами, тоном, криком, угрозами. Личность ребенка, находящегося в постоянном эмоциональном стрессе в связи с непредсказуемым поведением родителей, находится под угрозой.

Физическое насилие – использование физических наказаний или применение физической силы к ребенку неадекватно возрасту ребенка или ситуации.

Сексуальное насилие – использование ребенка для удовлетворения сексуальных потребностей взрослого.

Если ребенок получил травму в самом раннем возрасте, то, скорее всего, разрушено главное условие гармоничного развития – чувство безопасности и базового доверия к миру. Вместо него формируется представление о том, что мир враждебен, непредсказуем, а значит, возникает препятствие для активной познавательной деятельности ребенка, что замедляет, ограничивает развитие памяти, воображения, мышления, речи, двигательной активности; у ребенка не формируются отношения доверия, он оказывается неспособным к созданию близких отношений с другими людьми.

Родная мать одной из наших воспитанниц вела беспорядочный образ жизни, занималась проституцией. К удовлетворению основных потребностей ребенка в тепле, еде, чистоте, внимании и любви она относилась с пренебрежением. Забывала девочку в ванной во время купания, и ребенок проводил долгое время в остывшей воде, не в силах выбраться самостоятельно.

Поведение матери носило противоречивый характер: в пьяном состоянии она заставляла трехлетнюю дочь курить, спустя несколько минут начинала бить девочку за это.

Следствием такой ситуации в родной семье были сложности в установлении отношений в приемной семье: на это ушло семь лет, несмотря на высокую профессиональную квалификацию родителей и их сильную личностную позицию.

Если ребенок на ранних этапах (до семи лет) получил долю внимания, любви и заботы родителей, а проблемы начались позже, то есть некоторый ресурс, основание для исцеления и восстановления способности к созданию отношений, к обучению, есть возможность в дальнейшем благополучно интегрироваться в общество.

Мальчик и его родная мать попали в тяжелую жизненную ситуацию, были вынуждены скитаться, вести бродяжнический образ жизни. Однако между ребенком и родителем существовали близкие душевные отношения привязанности, доверия, внимания к потребностям и состоянию ребенка.

После вынужденной разлуки (мать не могла обеспечить ребенка, он попал в приют) и трехлетнего пребывания в разных детских учреждениях ребенок попал в приемную семью, успешно адаптировался в новой ситуации, установил отношения с приемными родителями, при этом он с благодарностью сочувствием вспоминает свою родную маму.

Это один из самых удачных примеров. Но процесс вхождения в семью может быть значительно более сложным и долгим. Важно, что в вашем распоряжении есть «ресурс» – период относительного благополучия ребенка в детстве. Оттуда он может черпать веру в собственные силы, в возможность любить и быть любимым.

В целом, обобщенный портрет ребенка-сироты в детском доме и приюте, который провел там более полугода, будет выглядеть примерно так:

Возможно, этот ребенок апатичен или, напротив, агрессивен, склонен к демонстративному поведению. Его интерес к исследованию мира непостоянен, значительно больше его волнует безопасность и предсказуемость окружения, поэтому страшит любое изменение привычного хода событий.

Простейший пример: любимое блюдо ребенка, недавно прибывшего из детского дома в одну из китежских семей - это макароны. Ни вкусное мясо, ни овощи, фрукты – ничто не может заменить для ребенка это простое блюдо. И дело не во вкусовых предпочтениях, а в привычке детского дома и в необходимости сохранять иллюзию стабильности.

Безусловно, любой ребенок хочет внимания и ищет способы его получения, однако способы его получения у детей, имеющих опыт сиротства, могут быть не адекватны ситуации.

«Я плохой, я никому не нужен, но мне нужно внимание. Я заметил, что плохие мальчики получают столько же внимания, сколько и хорошие. А то, что это внимание плохое, это не важно. Я привык. Главное, чтобы оно было. Главное, чтобы меня замечали. Если меня замечают, значит, я существую».

Наша воспитанница С. не пропускала ни одного общественного события: праздника, дня рождения без того, чтобы не устроить истерику, не выяснить с кем-нибудь отношения - громко, ярко чтобы быть замеченной всеми. После этого ее уводили домой, затем разговаривали, она внимательно слушала и очень стыдилась, но в следующий раз все повторяла снова. Когда девочка стала взрослее, она сказала нам: «А какая разница, каким способом привлекать внимание, главное, чтобы тебя заметили».

Одна из характерных черт ребенка-сироты – это безразличие или легкомыслие по отношению к собственному будущему: а и так все получится, как - нибудь устроится.

Дональд Винникот говорил, что ребенок понимает свою ценность в раннем детстве через отношение к нему его близких: если обо мне заботятся, значит, я достоин заботы. Продолжая эту мысль, скажем: если обо мне не заботятся, значит, я не достоин заботы, или я плохой или меня не существует. А значит, будь, что будет. Если я сам себе не нужен, то я не буду бороться за себя. Из этой позиции невозможно позитивное планирование собственной жизни.

Мальчик А. в первые несколько месяцев жизни в приемной семье методично создавал хаос в своей комнате: везде на полу лежали его вещи, одежда, не было буквально ни одного свободного сантиметра, убирался охотно в течение многих часов, а затем за 15 минут все принимало прежний вид. Зачем он это делал? Новое незнакомое пространство пугало его, а личные вещи, покрывающие пол ковром, делали это пространство своим, обжитым, приспособленным. Мальчик говорил: я существую. Потому, что у меня есть мои вещи. Они подтверждают подлинность моего бытия. Я заполняю пустое пространство вещами, и оно тоже становится частью меня.

Сейчас ему 17 лет. Он учится в колледже. И по-прежнему он не нужен сам себе, он может долго ходить, не меняя одежды и белья, не стричься и не мыться, грызть ногти и спать на незастеленной кровати, свернувшись калачиком без подушки. Приемные родители до сих пор играют с ним в зеркало, давая ему осознать себя через их восприятие. Его жизненный тонус повышается, если родители заставляют его позаботиться о себе. Он по-прежнему не видит своего будущего, оно в сером, непрозрачном тумане. И это, что удивительно, не вызывает ни страха, ни желания бороться.

Существует популярное мнение, что все выпускники детских домов – это будущие уголовники, преступники и просто асоциальные граждане.

И часто статистика это подтверждает. Но существует причина, почему вчерашние дети сегодня преступают закон и нарушают моральные нормы и правила. Можно проследить действие четких психологических механизмов, которые формируют эту ситуацию. Для ребенка естественна не та среда, которую мы, взрослые, оцениваем как благоприятную, а та, в которой он вырос. Так для ребенка становится нормой то, что его бьют, не кормят или забывают в холодной ванной. Психика пластична и в целях самосохранения принимает это как нормальное.

Норма – это не значит, что ребенку это нравится; норма - это то, что привычно, знакомо и уже не пугает, поэтому многие дети, попав в «мягкую» среду новой семьи не знают, как в этих условиях существовать. Провоцируют на агрессию, пытаясь вернуть норму.

Эта норма является первообразом ребенка, его исходным представлением об устройстве мира и общества. И если сознательно не вести работу по замещению одного образа и одних ценностей другими, то, даже воспитываясь в благополучной среде приемной семьи, он все равно вернется к воспроизведению своих первообразов.

Возможно, у кого-то возникнет вопрос, а возможно ли вообще помочь детям-сиротам, особенно с длительным опытом жизни в неблагоприятной среде.

Практика показывает, что это можно и нужно сделать, важно только знать о тех трудностях, с которыми придется столкнуться приемному родителю, и встретить их во всеоружии.