Что такое Китеж?

Д.В. Морозов о терапевтическом сообществе и общине приёмных семей «КИТЕЖ»


В Китеже живут дети из детских домов, которые попадают к нам, пройдя такие тяжелые испытания, которые и взрослого-то человека могут сломать. Они не верят в разумность и изначальную доброту мира. Еще бы, весь жизненный опыт этих детей совершенно недвусмысленно свидетельствует о том, что мир взрослых враждебен: пьяные родители лишали еды и награждали побоями, милиция ловила по подвалам, учителя ставили двойки. Обычно эти дети делают вывод: для того чтобы выжить, надо уметь драться, никому не доверять, прятаться и воровать еду и деньги.


Я смертельно боялся своих родителей и мог получить по морде от папы или мамы за любой вопрос. Бабушку еще можно было о чем-то спрашивать, но и она была дрянью и нас не любила. 

-А в «Китеже» ты почему не общался со взрослыми?

- Я никогда не верил, что с вами можно разговаривать, и когда приехал в «Китеж», то решил, что сбегу на другой день. Только потому, что вы ко мне не лезли, я решил здесь задержаться. Мне часто 

здесь бывает скучно, от скуки я мотался и в Барятино (конкретнее – удирал выпить и накуриться к друзьям в районный центр, приезжал с синяками, но счастливый.) А ребята меня покрывали. В общем, мне и сейчас с вами не очень весело…

(Из откровений выпускника, который прожил в Китеже около пяти лет)


Особенность человеческого сознания – замечать в окружающей реальности прежде всего то, что знакомо и узнается мышлением. Любой по-настоящему новый образ не имеет аналога-отпечатка в сознании и поэтому может оставаться неосознанным довольно долго. 

Дети, попадая в «Китеж», на первых порах не замечали глубинных отличий нашего образа жизни от той среды, в которой они находились раньше. Первичный анализ заканчивался констатацией факта, что в общине взрослые не ругаются матом и не бьют детей. На этом разум ребенка отключался. А его носитель, удостоверившись в личной безопасности, возвращался к своему обычному поведению, совершенно не собираясь изучать новые правила и идеи. 

Дети, живя с нами бок о бок, просто отказывались признать новую реальность, реагируя только на те явления, слова, коллизии, которые убеждали их в неизменности привычных основ мира. 
Часто казалось, что бывшие беспризорники упиваются воспоминаниями о своих несчастьях и постоянно пробуют свой новый мир на прочность, желая и страшась убедиться в его эфемерности.  
Каждый новый ребенок начинал отстаивать свое место в иерархии, пытаясь подавлять слабых.

 Те, кто раньше курил, продолжали курить, воровавшие – воровать. А какими замысловатыми словами они ругались, когда думали, что взрослые их не слышат!

 Миры культурных взрослых и далеких от гуманной цивилизации детей существовали как бы сами по себе, «не зацепляясь своими шестеренками». 

Я бы так сформулировал парадоксальный вывод: община взрослых жила сама по себе, а дети взаимодействовали то с приемными родителями, то с учителями, не ощущая целостности социального организма. 

 Лишь постепенно мы поняли, что жить вместе еще не означает разделять идеалы. У первых выпускников «Китежа» главной мечтой было уехать, кое-как доучиться и рвануть после школы в Москву для того, чтобы достичь самостоятельности и свободы. Наши предупреждения и призывы учиться не помогали, а наказания только убеждали детей в собственной правоте: «законы мира не изменились: насилие и борьба остаются основой взаимоотношений».

Когда мы осознали эту проблему, то начали искать средства, способные внести изменения в саму программу детского восприятия жизни. Выяснилось, что насилие вообще бесполезно. Уговоры бессильны. Просто стереть старое не удается, ибо сознание противится. Надо не стереть, а заменить на более яркое, остро переживаемое новое. Созданием этого НОВОГО (а не перевоспитанием каждого отдельного ребенка) и занимается терапевтическое собщество «КИТЕЖ».

Прошлое «Китежа» изобиловало дискуссиями по самым общим философским вопросам. Горстка переселенцев целыми днями трудилась на стройке, а вечерами сочиняла нормы морали и законы.

Мы пытались создать новый целостный ОБРАЗ МИРА. Тогда нам это не удалось, но может быть, мы просто мало старались, слишком много времени поглощали быт и стройка. А когда дома оказались построенными и быт более-менее налаженным, оказалось, что поздно о чем-то договариваться. 

Все уже принимают сложившиеся обстоятельства как данность, и никто ничего менять не хочет. Вот тогда и начался второй этап революции…


Да, многое представлялось мне в начале Пути совсем по-другому. Но, может быть, миры вообще по-другому не создаются. Как помочь создать новый образ мира нашим детям? Они проживали с нами день за днем, они делили с нами наши победы и поражения, но далеко не всегда понимали, что же действительно происходит. Не каждый человек (даже взрослый) способен сходу оценить происходящее и увидеть за потоком обыденности действие более общих законов. 
Об этом надо каждый день говорить с детьми, приучая их видеть реальность. 
Мы и сегодня пытаемся научить наших детей рассуждать о своем будущем, фантазировать, просчитывать, предвидеть возможные варианты. Постепенно можно подвести ребенка к возможности меняться самому и изменять мир вокруг себя. 
 
В «Китеж» со всех концов России собрались хорошие люди, искренне пытавшиеся сделать добро для взятых в семьи детей. Но вот только сами взрослые не могли договориться между собой о том, что понимать под термином «добро». Да и времени, признаться, все никак не хватало, чтобы договориться. 

   Приходилось много работать просто для того, чтобы выжить – строили дома, сажали огород, преподавали в школе, причем, делали все это одни и те же люди, которые по вечерам валились от усталости.  Первоначальная идея, что дети, просто посмотрев на самоотверженный труд взрослых, будут перенимать их ценности, не оправдалась.
 Дети не понимали побудительных мотивов взрослых, потому что были заняты своими собственными психологическими проблемами. Когда пора «великих строек» миновала, оказалось, что и взрослые весьма расходятся во взглядах на способы и цели воспитания, да и на будущее общины в целом.
Только тогда нам стало ясно, что в реальности общее видение проблем отсутствует, а то, что казалось идейным единством, на самом деле было временным компромиссом на стадии начального решения хозяйственных задач. 

 

Оказалось, что часть взрослых, приезжающих в общину, страдают теми же «болезнями», что и их подопечные. Именно для приемных родителей надо было создать безопасное пространство, дать им возможность поверить в свои силы, но они, в отличие от детей, не слушали советов и не позволяли себя наказывать.

 

Творчество социальных организмов по сути своей совершенно не похоже на проектирование машин или зданий. Главная проблема состоит в том, что люди, обладающие свободой воли и способностью развиваться, не желают оставаться простыми исполнителями предписанных им функций, а стремятся к реализации собственных стремлений. С этим сталкивается любой предприниматель, набирающий штат сотрудников и продумывающий их должностные обязанности. Но жизнь китежанина нельзя свести к должностным обязанностям, тем более не сводится к формальным функциям работа воспитателя или приемного родителя. Стоит попытаться внести в их деятельность строгий регламент, как теряется возможность импровизации и развития чувственно-эмоциональной связи ребенка с приемными родителями. Ну, представьте себе, как бы вы выполнили предписание «сопереживать со слезами на глазах», «вместить в свое сердце», «слиться мыслями». Куда проще звучит: «заполнить опросник», «занести расходы в прошитую тетрадку».

Китежане воплощают в рисунке Педагогического сообщества свои характеры, желания, стремления и мечты. Если глубоко задумаетесь о значении этих слов, то вы поймете, как неустойчив, наивен, эмоционально не сбалансирован такой мир в момент своего творения. Наши мечты, как правило, не подкреплены жизненным опытом. Характеры идеалистов, мечтающих о новом мире, с трудом уживаются в несовершенных рамках мира нынешнего. 

Но стоит попытаться использовать систему администрирования, и система, обретая границы и стабильность, становится замкнутой. Защитная оболочка, сохраняя форму, препятствует проникновению новых энергий; жесткий каркас отношений и законов, ассоциирующийся у людей с порядком и стабильностью, лишает возможности последующего выбора эволюционных вариантов. 

Мы пытаемся рассчитать, а иногда и «почувствовать» задачи «зоны ближайшего развития» каждого ученика. 

Это сложная, кропотливая работа, требующая от взрослых способности понимать детей, жить их проблемами. 

   Терапевтическая община – это не кирпичная стена, а живой, очень сложный ОРГАНИЗМ, который растет, видоизменяется, и в котором все органы находятся в постоянном взаимодействии друг с другом и внешней средой. Тем, кто пытается включиться в это взаимодействие, приходится отслеживать каждую мысль, каждый поступок, борясь с собственной гордыней, желанием брать, а не отдавать, со стремлением изменить окружающих, а не себя. 
Форма кирпича определена формой его окружения, ничто иное просто не вдавится в пространство в стене, оставленное другими кирпичами. 
Так же и в жесткой общественной структуре развитие человека зависит уже не от промысла Божьего, и не от целей самореализации, а определяется давлением соседей. 

Внутренние законы самореализации будут развертываться и в нем, но развитие личности в условиях жесткого окружения деформируется. 

Так появляются на свет невротики, алкоголики, «лишние люди», короче, все те, кто не подходит под определение самоактуализирующейся личности.

С другой стороны, именно вызов окружающей среды служит лучшим стимулом развития, рычагом эволюции. Поэтому среда должна быть достаточно структурирована и активна, чтоб вызывать ответные реакции, тренировать разум, мускулы, волю.

Общий вывод: наиболее эффективной средой для развития взрослых (как и детей) остается среда с жесткими правилами, представляющая собой вызов, но сохраняющая свободу выбора, требующая именно сознательного, оценочного подхода ко всем окружающим явлениям.

Община требует постоянного согласования своих действий с окружающими людьми. В то же время наше понимание свободы – это умение быть счастливым и гармоничным независимо от окружающих.

Дети учатся у взрослых, вернее, пристально рассматривают их образ мира, пробуя его на соответствие реальным законам, «на жизненность», целостность. Если предлагаемый образ мира разделяется всеми взрослыми, если он непротиворечив и понятен, то детское сознание может просто принять его. Поэтому первое условие, которое мы пытаемся соблюдать в «Китеже», – это внутреннее единство взрослых и их собственная убежденность в истинности преподаваемых ценностей. Если дети на уроке слышат одно, а у себя дома - другое (например, через стенку спальни родителей), то они просто отказываются верить в истинность взрослых ценностей и начинают формировать собственную альтернативную субкультуру.  Но этого можно не бояться, если взрослые осмысленно  строят общую культуру, которая гармонично включает в себя и потребности детей. 

Китеж – это сознательно конструируемая развивающая среда, главная задача которой ставить перед ребенком серию препятствий, или вызовов, находящихся в зоне его ближайшего развития. (О зоне ближайшего развития смотрите подробнее у Выготского.) В «Китеже» мы не пытаемся «залезать в подсознание» свободной личности, мы целенаправленно моделируем всю среду в целом, при этом учитывая, что ребенок сам возьмет из этой среды то, что ему покажется наиболее близким и необходимым. Отслеживая продвижение и развитие каждого ребенка, мы добавляем в его окружение те или иные составляющие, ставить его перед испытаниями, «вызовами», помогать прорабатывать проблемы, укреплять волю, делать открытия. При этом в разумных пределах сохраняется свобода воли и выбора, которые так необходимы для развития полноценной личности. (Не воспитания, а именно саморазвития, самореализации! Поток сил должен изливаться сам, находить нужные направления, ничем не стесненный, набирающийся сил и уверенности!) 

Мы пытаемся работать с такими понятиями, как «смысл жизни», «призвание», «счастье», «самореализация». Но как заставить их принять этот новый опыт? Мы предполагаем, что и здесь надо исходить из общих законов устроения мира. Так, в создаваемой нами системе должны взаимодействовать и постоянно усиливать друг друга факторы психологии и социологии – психологическая терапевтическая работа с личностью должна дополняться и силами, действующими извне. 

Само бытие внутри сообщества должно постоянно стимулировать активность и ориентировать на поиск решений, а не на закрепление стереотипов. Иначе, после того как пройдет первое удивление и ребенок освоит общие принципы построения нового образа мира, он начнет экономить энергию и сократит познавательную деятельность до минимума, направив все силы своей маленькой личности на защиту собственного комфорта. Вместо зарядки - поспать подольше, вместо чтения - игра на компьютере, вместо рисования - телевизор. Задача коллектива взрослых - вовремя остановить эту тенденцию, выбить из благодушно-ленивого состояния и поставить новые рубежи для преодоления. Только так можно не позволить разуму застыть в привычных, затвердевших, обыденных формах. 

Частота и интенсивность общения детей и взрослых в «Китеже» выше, чем в других учебных заведениях, поэтому каждый ребенок подвергается более интенсивному воспитательному воздействию в бесчисленных неформальных ситуациях каждый день своей жизни. 

Педагогический совет пытается предвидеть эти неформальные ситуации и предлагать взрослым план действий в отношении того или иного проблемного ребенка. Мы ежедневно отслеживаем изменения в физическом, эмоциональном и психологическом состоянии тех детей, который вызывают особое беспокойство или находятся в процессе резких внутренних изменений. Индивидуальный подход к воспитанию на практике означает постоянные беседы взрослых для обмена информацией между учителями, родителями и техническим персоналом. Это позволяет наиболее успешно выстроить последовательность препятствий и «вызовов», с которыми предстоит встретиться воспитаннику в своем индивидуальном росте. 

Каждый ребенок в «Китеже» проходит проверку на прочность и сознательность. Младшие дети отвечают за уборку в домах и помогают поварам на кухне, обслуживают огород, старшие ухаживают за малышами, ведут уроки в младших классах, организуют коллективные творческие дела и игры. Вся информация об этих усилиях стекается в Педсовет. Обо всех отклонениях и успехах сообщается родителям. От родителей требуется похвалить, поддержать, пожурить. Короче говоря, при такой координации у взрослых появилась дополнительная возможность поддержать в ребенке позитивные изменения, обрадоваться его внутренним открытиям, помочь разрешить сомнения. В этих условиях ребенку очень трудно манипулировать взрослыми, утаивать свои плохие поступки. Конечно, дети, особенно с эмоциональными нарушениями, прогрессируют и регрессируют, так что мы не можем ожидать плавного развития их личности. Но общее направление, при всех возрастных кризисах, – это расширение способности к самостоятельной жизни и умении взять ответственность на себя.

Взрослый человек, ставя перед собой отдаленную цель, подсознательно (а иногда даже сознательно) понимает, что ее достижение потребует определенных усилий, развития некоторых качеств, которые ему помогут этой цели достичь. То есть постановка цели и путь к ее достижению неизбежно трансформируют человека. 

Мы стремимся помочь ребенку найти доступную цель, понимая, что и она подвергнется трансформации. Но главное – помочь ребенку увидеть цель, поверить в ее достижение, остальное сделают путь и природа. 

Только помните, что это должна быть ЕГО цель, ведущая к его самореализации. Не торопите, не гните, дайте шанс самому во всем разобраться и даже сделать собственные ошибки. 

  Если под напором взрослой воли сломается личность ребенка, то, какие бы отметки ни стояли в аттестате, в большую жизнь выйдет неудачник.  

Конечно, и у нас возникал соблазн «поднажать», ужесточить требования, поднять планку, заставить подчиняться. Но кого же мы тогда выпустим из «Китежа»?
Авторитарное воспитание отрицает возможность альтернатив, сомнений, внутреннего поиска и, главное, права ребенка на собственный поиск. Замечу, что авторитарное не означает злое. 
Воспитание может быть очень добрым, ласковым, но безальтернативным, лишающим инициативы, спасающим от собственных ошибок и потому лишающим сил исправлять неизбежные ошибки в будущем.

Если набить голову ребенка точными и четкими ответами на вопросы, то мы отучим его рассуждать самостоятельно. Если мы кормим его и снабжаем всем необходимым без целенаправленных усилий с его стороны, вернее, без его возможности влиять на этот процесс, то ребенок разучится отвечать сам за себя, работать для того, чтобы добывать пропитание. (Вспомните дискуссию по поводу Жени и продажи брелка.)

На Западе ребенку в детском учреждении запрещается рубить дрова в отсутствие взрослых (из опасения, что он может пораниться), запрещается воспитателю находиться в закрытой комнате наедине с представителем противоположного пола (из опасения… ну, сами понимаете), и тем и другим запрещается рисковать, проявлять характер, то есть познавать сложность жизни. Но ведь там, за дверьми интерната или приемной семьи, куда скоро выйдут воспитанники, их ждет жизнь, полная реальных проблем и опасностей, а будет ли у них время для развития соответствующих навыков? Короче говоря, мы в «Китеже» верим в «воспитание жизнью».


 Вспомните свои школьные годы. Как правило, нам нравились те предметы, которые преподавали полюбившиеся нам учителя. Учителя в Китеже проводят с детьми больше времени, чем родители, иногда даже интеллектуальный контакт с детьми у них бывает более тесным. Процесс образования не ограничен формальными уроками в классе, а охватывает весь спектр взаимодействия личностей. Поэтому к преподавателям в «Китеже» предъявляются особые требования.

Учитель несет ответственность за жизненный выбор ребенка, за формирование его характера. В идеале каждое занятие должно превращаться в диалог, совместный поиск истины.  

Дети в Китеже обращаются к взрослым на «ты» и по именам. Мы не любим лишних барьеров между учеником и учителем. Авторитет дает не должность, а умение найти общий язык с каждой маленькой личностью.
Учителя могут быть только психически устойчивыми, сбалансированными личностями, привлекательными для детей, образованными и вдохновенно относящимися к своему предмету. Учителя должны изучать особенности детской психологии, стремиться действовать в рамках тех психологических законов и методов, которые сложились в коллективе. Учителя должны сочувствовать всем детям, независимо от их интеллектуальной или социальной компетенции, и быть способными перевести это сочувствие в практическую плоскость. Учителя должны понимать «язык» детей и уметь вести диалог в понятной и безопасной для детей форме. Учителя должны поощрять самостоятельную деятельность детей, их стремление использовать свои знания и умения в любой отрасли жизни. Учителя должны признавать вклад других членов сообщества в развитие детей и постоянно обмениваться информацией о путях развития каждого конкретного ребенка.  
Одним словом, рабочий день учителя не ограничен временными рамками, а мотивы его поведения – зарплатой.
 Ключевым понятием здесь становится «призвание и осознание своей ответственности».
 

 Это и нравственная задача, и насущная экономическая необходимость. 

В Китеже, в прямом смысле слова, благосостояние всех зависит от усилий каждого. 

Учителя участвуют в производительном труде, водитель в свободное время ведет уроки, бухгалтер воспитывает трех приемных дочек и двух сыновей. Все помогают всем, никто не одинок.

    Разумеется, все вышесказанное имеет смысл, если вы признаете, что выращиваете личность, а не программируете робота, способного действовать, не рассуждая, в соответствии с заложенными стереотипами.  Мы считаем, что предназначение человека в познании самого себя, раскрытии всего спектра заложенных от рождения способностей, в полной самореализации. 

Наши друзья и партнеры

Администрация Калужской области   

 


Д.В. Морозов встречает Губернатора Калужской области А.Д. Артамонова и Председателя Совета Федерации В.И. Матвиенко в посёлке "Орион"

Расскажите друзьям!